Заставь дурня Богу молиться, он и лоб разобьёт, сделай главным дипломатом – со всем миром горшки побьёт. Украинский МИД под началом Климкина пошел в наступление, взявшись учить других тому, что не умеет делать сам.

Министр иностранных дел Павел Климкин превзошел самого себя. К сожалению, не в положительном, а в своем – «фирменном», климкинском – смысле. В прежние времена он отличался тем, что деятельностью как главы МИД, не обеспечивал реальных результатов, не приносил никакой пользы. Теперь же, когда ни результатов, ни пользы от него давно никто не ждет, он стал вредить, втягивая страну в новые и новые скандалы, вызывая новые обиды со стороны соседей. При этом уровень (не)понимания происходящего, мера произвольности трактовок, степень (не)осознания вызовов и угроз, стоящих перед государством, членом правительства которого ему выпала честь быть, продемонстрированная Климкиным, без преувеличения потрясла воображение даже тех, кто успел привыкнуть к его дилетантизму. В то время как генеральный прокурор Юрий Луценко, засучив рукава, взялся рушить страну изнутри, Климкин принялся наносить ей один за другим удары под дых на международной арене. Сговорились они, что ли? А может… новое задание от «преступной группы» Януковича-Курченко получили?

Не у одного меня, думаю, мороз пошёл по коже, когда Климкин решил способствовать обмену пленными между Украиной и ДНР-ЛНР, специально для этого напросившись на неплановую встречу с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым на «полях» министерского саммита ОБСЕ в Вене. Всё, к чему прикасаются умелые ручки прямого начальника Елены Зеркаль, как показывает опыт, рушится, приходит в состояние негодности. Всё, за что он берётся, не идёт, как надо, не получается так, как должно было бы получиться. Обмены пленными – сфера деликатная, чувствительная к малейшим дуновениям любого «ветерка». Климкин к ней никогда никакого отношения (слава Богу!), не имел. Чего же ради теперь сунулся в эту тему, выскочив, как «Пилип з конопель»? По своему ли собственному усмотрению сделал этот шаг, или подсказал кто? В любом случае над новым раундом обмена, о котором заочно договорились Петр Порошенко с Владимиром Путиным при посредничестве Виктора Медведчука, и который стороны предполагали осуществить до Нового года, нависла серьезная угроза. Имя ей – услужливый Климкин, из разряда тех, что, как известно, опаснее врага.

Внеся весомую, как, видимо, ему самому показалось, лепту в дело освобождения пленных и, видимо, оставшись довольным собой, Климкин не стал останавливаться на достигнутом. Совсем оборзев, он решил навести порядок ещё где-нибудь. Тут как раз подвернулась история с членом «преступного сообщества» Михаилом Саакашвили, которого вдруг, как бы, ни с того, ни с сего стали прессовать «гэпэушники» Луценко. Вопрос, какой окажется реакция Запада на то, что происходило в Киеве с 5 по 8 декабря между первым, неудачным, и вторым, удачным, задержанием лидера «Движения новых сил», волновал многих. Не обратить внимания на «страсти по Михаилу», не заметить их на Западе, конечно, по ряду причин не могли. Реакция последовала. Пускай неоднозначная, в чём-то противоречивая, открывающая путь для различных толкований, но – последовала. Только-только к ней стали присматриваться внимательнее, анализировать, что в ней, как и почему, как тут объявился бравый министр. «Вы слышали какую-то международную реакцию? – возопил он. – Я, например, когда общался с министрами в Вене, а встреч у меня было двадцать с чем-то, друзья с определенной иронией говорят: ну, как у вас там? Они считают, что это – украинское дело, делайте свое дело, но делайте это в рамках правового поля. А какой-то такой формальной реакции, конечно, вы не услышите».

Что тут скажешь?! Специальное заявление послов стран «Большой семёрки» в Киеве по поводу задержания Саакашвили и выдвижения против него Генпрокуратурой обвинений в получении денег из Москвы Климкин, видимо, «формальной реакцией» Запада не считает. По неведению ли, по скудоумию или по злому умыслу, с целью сокрытия истинного положения вещей и ухода от ответственности, это не суть важно. Официальное лицо, целый министр лжёт, заведомо искажая ситуацию до неузнаваемости! Опускаясь еще при этом до чистейшей воды демагогии, представляя дело таким образом, что европейские министры – все, если верить его словам, его «друзья» – единодушны в признании Украины европейским государством, в котором принцип верховенства права не подвергается никаким сомнениям. На чём, собственно, и основывается позиция, согласно которой история с Саакашвили – «внутреннее дело Украины».

Поверхностно-демагогический, граничащий с подтасовкой фактов и очевидной дезинформацией, стиль мышления и высказывания Климкин продемонстрировал, когда заявил, что украинцы «спасают» экономику Польши! Мысль об этом посетила министра, когда журналисты попросили его отреагировать на слова нового польского премьера о том, что Польша спасает украинских беженцев. «Мы, МИД, сейчас оцениваем, что почти миллион украинцев есть в Польше. Так, кто кого спасает? В данном случае мы спасаем польскую экономику». К любым цифрам в высказываниях Климкина после того, как он насчитал в Закарпатье не 150 000, а «менее 100 тысяч» венгров, следует относиться с максимальной осторожностью, но в данном случае цифровой показатели не так важен. А вот тезис о «спасении», наоборот, имеет принципиальное значение. Не очень понятно, что имел в виду министр, переворачивая ситуацию с ног на голову и, как мелкий шулер, подменяя понятия «украинцы» и «Украина», и какие цели он преследовал, однако в Польше его слова восприняли в штыки. И сразу ответили, щелкнув его по носу. И страну, которую он – стыд и срам! – представляет, тоже.

Глава политического кабинета МИД Польши Ян Парис заявил: «Мне хотелось бы чётко сказать, что сильная и независимая Украина важна для Польши. Но неправда, что существование Украины является необходимым условием существования свободной Польши. Польша будет существовать независимо от того, что творится в Украине, лучше там ситуация или хуже». По его словам, взгляд на Украину как на условие существования Польши не соответствует действительности, он – ложный. А ведь именно такой взгляд сформулировал в своем высказывании Климкин!

Тем временем собственно в хозяйстве министра иностранных дел, в связях Украины с миром по линии МИД, хлопот и забот с каждым днём и часом прибавляется все больше, тучи чёрные на горизонте двусторонних отношений с целым рядом европейских стран становятся все чернее и чернее. Хлопоты, в основном, из разряда тех, что не пожелаешь и врагу. Венгры продолжают свое наступление, последовательно и целенаправленно повышая градус напряженности между Будапештом и Киевом. Бравые, исполненные радостью заслуженной победы рапорты Минобразования и науки и «орлов» Климкина по поводу выводов Венецианской комиссии о законе Украины «Об образовании» производят впечатление пира во время чумы. «Венецианка» в деликатной форме, однако чётко и определенно указав на ряд недопустимых вещей в этом документе, предписала Киеву незамедлительно браться за его существенную доработку, фактически – переработку. Что позволило венгерской стороне выдвинуть требование об обязательном выполнении того, что предписала Комиссия. В дополнение к нему министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто призвал ОБСЕ отправить на Закарпатье, где, по его мнению, сохраняется напряженная обстановка, мониторинговую миссию. На постоянной основе. По аналогии с той, что работает в Донбассе!

Крыть новый выпад Будапешта в симметричном формате Киеву было нечем. Да, и не с руки: начнешь что-то выдумывать, можешь то ли Венецианскую комиссию, то ли еще какую-нибудь из европейских «контор» обидеть невзначай, а к этому у нас пока еще даже «климкины» не готовы. В МИД тогда, недолго думая, придумали нанести по венграм удар с другой стороны. Оттолкнувшись от факта, что Венгрия в знак протеста против образовательного закона пыталась воспользоваться правом вето, чтобы блокировать проведение очередного заседания комиссии «Украина – НАТО», в климкинском «зазеркалье» решили поднять на официальном уровне вопрос о выполнении Будапештом его собственных обязательств перед Альянсом. «Планируем обратить внимание государств-членов НАТО на необходимость соблюдения Венгрией собственных обязательств по отношению к НАТО во время заседания комиссии «Украина – НАТО» на уровне послов 14 декабря 2017 г. в Брюсселе», – говорится в заявлении МИД Украины. No comments! Можно начинать обратный отсчёт времени до новой блестящей победы нашей доблестной дипломатии и лично министра Климкина. Кто-то из наших экспертов уже сформулировал главный в этой истории тезис: «Агрессия в конфликте с Венгрией обернется против Украины». Очень точно, очень верно. МИД, увы, это обстоятельство ничуть не заботит. И не останавливает.

Тем временем сам Климкин, со своей стороны, тоже не планировал давать венграм спуску, позволив себе по венгерской теме без преувеличения вопиющее по содержанию и по форме заявление: венгров в Закарпатье давно, мол, не 150 000, их там и ста тысяч не наберется. Цифра взята откровенно с потолка, обосновать её невозможно, нечем. Это – ещё один пример того, как МИД и его глава, не имея необходимых объективных данных, допускают совершенно произвольные, непрофессиональные трактовки ситуации и того, как она развивается. В министерстве ничего не анализируют и, тем более, не прогнозируют. Вот и попадают впросак на каждом шагу, ставя в неловкое положение и самих себя, и страну, и всех нас – ее граждан. И опять попали: Будапешт отреагировал мгновенно. Реакция, естественно, была отнюдь не дружественной для Киева и далеко не благостной. Из высоких кабинетов на Печерских холмах зарвавшегося министра и в этот раз никто не одёрнул, не призвал ни к порядку, ни к ответственности. Что поневоле наводит на мысль, что то, что творит-чудит, разъезжая по миру, министр, отображает официальную позицию власти, соответствует линии Киева в международных отношениях, отвечает интересам государственной внешней политики. При условии, что таковые – позиция, линия, политика – существуют в реальности.

Вместе с поляками и венграми на минувшей неделе напряглись сербы. Повод им для этого любезно предоставили те же самые «орлы» Климкина. Белград, который был готов и согласен перевернуть страницу скандала, спровоцированного украинским послом в Сербии, опять попал в ситуацию под девизом: «не могу молчать». Инцидент с избиением 7 декабря в Киеве представителей футбольного клуба «Партизан» прокомментировал президент Сербии Александр Вучич. Комментарий оказался жестким, нелицеприятным. Его главный посыл понятен, логичен, определяется, собственно говоря, самой ситуацией: сербская сторона потребует от Украины расследование инцидента с последующим наказанием виновных. «Кроме того, – сказал Вучич, – мы будем внимательно следить за каждым шагом украинской власти в этом деле и употребим все имеющиеся в нашем распоряжении средства для того, чтобы преступники, грубо напавшие на наших людей, предстали перед законом».

На первый шаг Киева в Белграде, думаю, уже обратили внимание, не обрадовавшись ему: от имени МИД никто не выразил сожаления по поводу случившегося, не пообещал, как это принято в подобных случаях, провести расследование. Никто не осудил факт нападения, хотя бы так, как это сделал Климкин 10 декабря в соцсетях по поводу взрыва автобуса с польскими номерами во Львовской области («Решительно осуждаю провокацию в отношении польского автобуса…»). Если бы славный глава нашей славной дипломатии ограничил свой «автобусный» комментарий только этим, можно было бы считать, что день прожит им не зря без иронии. Увы, последовало продолжение. «Кто-то настойчиво пытается рассорить нас с Польшей», – смекнул смекалистый министр, забыв, правда, при этом заглянуть в зеркало. Вот бы он удивился, обнаружив, что злобный, злостный «кто-то», который «пытается рассорить», это он же сам и есть! В Белграде, где форсировать конфликт с Киевом не хотели бы, такой жест встретили бы с пониманием, оценили по достоинству. Польские СМИ пост Климкина заметили, а вот официальная Варшава ни на «сетевую» решительность сокрушающегося Климкина, ни, тем более, на намёк на Москву, не обратила внимания, даже не приняв их к сведению. Серию резких заявлений от польских чиновников, включая посла Польши в Украине Яна Пекло, предотвратить не удалось. Авторитет главы украинского МИД в Польше, как, впрочем, и в Европе в целом, невысок, если вообще имеет место быть. Цена его словам и жестам невелика. Ну, а «российские следы», «кремлевские руки», «спецоперации ФСБ», на которые по поводу и без повода не перестают ссылаться и сам Климкин, и его подчиненные, европейцам успели изрядно поднадоесть. Они к ним в последнее время стали относиться с большой осторожностью.

На изменение европейских настроений, отвечать за которое Банковая может заставить именно его, Климкин предпочитает не обращать внимания. Он продолжает упорно гнуть прежнюю линию, пугая Европу российской угрозой и обещая, что Украина защитит ее от России. Последний по времени сеанс такого рода состоялся 7 декабря в Вене на заседании Совета министров иностранных дел ОБСЕ. Министр сначала обрушился на Россию, а затем решил указать, на чем, среди прочего, надо сфокусировать общее внимание. «Мы должны продолжать содействовать эффективному управлению, защите прав человек и фундаментальных свобод, оказывая полную поддержку институтам ОБСЕ», – заявил он. В контексте «спецоперации века» в Киеве против Саакашвили в исполнении ГПУ и дружественных ей подразделений других силовых структур эти слова прозвучали как насмешка. Ощущение неискренности оратора усилилось еще больше после того, как он подвел итог своим откровениям: «Эти задачи являются критическими для безопасности и стабильности наших обществ». Слава Богу, в Европе Климкина не слушают, иначе после его слов к Киеву бы появились новые малоприятные вопросы.

Павел Рудяков, РИА Новости Украина

Leave a Reply

Be the First to Comment!

Notify of
avatar
wpDiscuz