К концу недели Турция согласилась на серьезную дезинфекцию общественных мест и гостиничных бассейнов. К этому моменту более полутысячи наших соотечественников уже заразились вирусом Коксаки. Такова статистика Роспотребнадзора, который курортную зону вокруг турецкой Антальи — а это Сиде, Аланья, Белек, Кемер — признал небезопасной. Ростуризм на своем сайте опубликовал разъяснения,как туристы могут вернуть деньги при отказе от путевки в Турцию.

В своем первом репортаже о вспышке вируса Коксаки в начале этой недели я привел пример отеля “Кристал Параизо Верде” в Белеке, где почти все дети были заражены этим вирусом. Уже на следующий день из отеля пришло гневное письмо о том, что на самом деле ни одного зафиксированного случая там нет, что я ссылаюсь только на отзывы туристов с одного популярного сайта и что заразиться можно было где угодно. Одно не учли авторы письма, что в действительности я со своей семьей сам, если можно так выразиться, отдыхал в этом отеле. С 13 по 26 июля. И рассказывал только о том, что сам видел.

Ваучер, фото- и видеосвидетельства: вот младший сын с восторгом плещется в детском бассейне в первый день отдыха, вот они вместе с братом. На следующий день один из гидов намекнул, что лучше в первые два-три дня не пускать детей в бассейн. Без подробностей. И только из Интернета мы узнали, чего на самом деле надо бояться, но было уже поздно. Оба сына подхватили вирус в первый же день, но они еще легко его перенесли — пару дней температура, потом сыпь почти по всему телу. Картина не такая ужасающая, как у других маленьких пациентов.

В нашем “Кристале”, как мы потом выяснили, болели очень многие. Все, с кем мы общались, а это пять семей. Детей с такой же сыпью мы видели каждый день у бассейнов и на море. А зафиксированных случаев, как пишут в письме турки, не было по той причине, что даже самым тяжелым пациентам, которых из “Кристала” увозили на скорой, местные врачи ставили диагноз — перегрев на солнце. И так во многих отелях.

Вот, что говорят туристы и их близкие:

“У нас там знакомые обращались, я их просила, чтобы они взяли бумагу. Кроме рецепта и кроме чека за лекарства им ничего больше не предоставляли”.
“В больницу нас не брали. Ставили все, что угодно, стрептодермию, контактный дерматит, но только не вирус Коксаки”.

“Мне было ужасно больно ходить, а есть не совсем хорошо. У меня ногти слезали”.
Юлия Понявина едва не потеряла свою маленькую дочь Алису, которой в госпитале зачем-то начали колоть антибиотики. “Я об этом узнала только после того, как увидела, что мой ребенок превращается в овощ, голова не держалась, не фокусировалась совершенно дочка. Смотрела в разные стороны”, — вспоминает женщина.

Домой, в Петербург летели с такими же. “Было много людей с сыпью. Плюс с нами соседка, девушка сидела, спросила: “У вас Коксаки?” Я ответила да. Они это пережили чуть раньше”, — рассказывает Юлия.

Leave a Reply

Be the First to Comment!

Notify of
avatar
wpDiscuz